Современные иностранные художники рассказали, для чего им эскизы украшений

11 февраля в московском Музее моды на Ильинке, 4 петербургский дизайнер современных украшений и историк Тина Хмельницкая прочитала лекцию о современных дизайнерских украшениях (наш анонс). Поскольку лекция прошла в рамках выставки ювелирных эскизов «Пре-рождение. Вторая волна» (выставка идет до 28 февраля), Тина значительную часть своей презентации посвятила теме эскизов и тому значению, которое придают этому подготовительному этапу сами художники. По ее просьбе известные дизайнеры украшений из разных стран прислали примеры своих эскизов и рассказали, как и зачем они их используют (если используют вообще).

Из-за ограничений по времени на лекции было невозможно подробно зачитать каждое из высказываний. Зато такая возможность есть у нас — и мы публикуем выдержки из их писем вместе с иллюстрациями, которые использовала Тина в своей презентации. 

Зачем нужны эскизы

Оказалось, что мнения художников на тему эскизов различаются достаточно сильно. Например, одни создатели украшений сообщили, что наброски будущих изделий не требуются вовсе, поскольку они предпочитают сразу работать с готовым материалом.

К этому мнению присоединилась и автор доклада Тина Хмельницкая. По ее словам, при попытке  зарисовать пришедшую в голову идею будущего украшения она рискует упустить время и потерять творческий импульс. Но при этом, и Тина, и другие «отрицающие эскизы» дизайнеры признавали, что все же делают наброски в случае, когда идей слишком много, либо для того, чтобы наглядно показать проект украшения клиенту.

Работы Тины Хмельницкой:

Другие художники, наоборот, постоянно используют эскизы в своей работе. Даже если конечное изделие отличается от зарисованной на бумаги задумки — все равно, по их мнению, эскиз позволяет спланировать будущее украшение и наметить правильные пропорции и технику.

И наконец, третья часть опрошенных художников рассказала, что используют своего рода эскизы, которые не являются таковыми в общепринятом смысле. Например, зарисовывают пейзажи или природные детали, которые произвели впечатление, сохраняют вызвавшие определенные ассоциации снимки и предметы. И творчески перерабатывают все это, сохраняя в будущем украшении не вид, но идею наброска, выступившего в роли эскиза.

Дизайнеры и их эскизы

В числе дизайнеров, которые предпочитают работать без эскиза — Felieke van der Leest (Фелике ван дер Лист) из Нидерландов, чье высказывание и примеры эскизов и готовых работ мы приводили в нашем анонсе.

Я никогда особенно не любила рисовать, и по этой причине не делала набросков к будущим украшениям. Тем более что я обычно работаю над идеей напрямую в материале, делая попытку за попыткой, пока не получу желаемое. В художественной школе часто наблюдала за скетчами своих сокурсников. Они выглядели идеально, именно такими, какими должны быть эскизы — грубоватые уверенные карандашные наброски на скорую руку. Я им даже завидовала — потому что сама могу рисовать лишь тонким карандашом 0,5 миллиметра, очень тщательно и точно, постоянно стирая какие-то неидеальные участки.

Однако в 2008-2009 я работала над серией украшений по теме спорта, и мне в голову приходило такое количество идей, что их просто пришлось начать зарисовывать в виде скетчей, иначе я боялась их потерять. И тут я решила — пусть мои эскизы будут такими, какие они получаются лично у меня, даже если они мне самой кажутся «неправильными». 

Когда я делала скетч к кольцу «Soccer Baby» (2008), в роли футбольного мяча предполагалась голова кролика. Но когда я приступила к работе, голова игрушечного кролика который был у меня в запасе показалась мне не того тона — слишком желтоватой, и мне пришлось поискать у себя дома другую игрушку — сгодилась голова малыша гориллы:

В броши «Crazy Horse» (Сумасшедшая лошадь, 2010) при сравнении наброска и готовой броши видно, что цвета и вид лошади поменялись, но идея вполне сохранилась:

В броши «The End» (Конец), изготовленной в 2011, я сначала хотела изобразить жирафа. Однако при попытке воплотить идею в материале поняла, что двусторонний жираф, как на скетче, не очень хорошо будет смотреться на подвеске, и к тому же с жирафом изделие получалось великовато. Поэтому я стала работать над образом лошади, и в процессе создания остановилась на идее изобразить только ее заднюю часть. 

Фелике ван дер Лист Фелике ван дер Лист

Вдохновением (и своего рода дополнительным эскизом) для этой работы послужили также знаменитые комиксы Lucky Luck:

Bruce Metcalf (Брюс Меткалф), напротив, техникой эскизов пользуется постоянно.

Я рисую достаточно много. Рисование для меня — это способ визуального мышления, и важная часть работы по исследованию и проектированию будущего украшения. Кроме того, наброски помогают наглядно представить различные способы воплощения образа. Я убежденный сторонник идеи, что первое пришедшее в голову решение редко бывает оптимальным. Рисование помогает совершенствовать образы, наделяя их силой и поэзией.

После отрисовки скетчей на нескольких страницах, я начинаю создавать тот же самый образ в трехмерном виде, используя дерево, пластик и металл. Таких форм я делаю как правило 20-25, а затем все это кладу на стол и начинаю перемещать то так, то эдак. Из этого хаоса в конце концов и возникают броши и колье. И этот процесс предполагает определенные сюрпризы. Например, я замечаю интересные сопоставления, о которых не предполагал изначально. 

После этого я рисую окончательный эскиз, на котором свожу воедино все элементы каждой броши. Этот эскиз помогает сконструировать внутреннюю структуру, благодаря которой все это держится вместе. Итоговый эскиз представляет собой колорированную диаграмму в натуральную величину, которая показывает все соединения. И уже после этого я собираю конструкцию в материале, а затем окрашиваю дерево и делаю финишную обработку металла.

Художница Mielle Harvey (Милле Харвей) относится к числу дизайнеров, использующих ассоциативную технику эскизирования.

Для меня скетчинг — это действительно важный способ задокументировать идеи будущих украшений, и визуализировать разные варианты дизайна. В то же время, я также делаю рисунки сами по себе, без привязки к какой-либо идее конкретного украшения. Оба эти способа (рисунки и украшения) помогают исследовать множественные грани идеи — и они очень тесно связаны и взаимодействуют друг с другом.

Ezra Satok-Wolman (Эзра Саток-Вулман) — уникальный художник с инженерным складом ума, который ухитряется целиком составлять всю конструкцию в своей голове.

Сказать честно, я крайне редко работаю, отталкиваясь от набросков. Работа с эскизами расстраивает меня гораздо сильнее, чем работа без них. Поэтому я делаю скетчи только когда требуется наглядно донести будущий образ украшения клиенту. 

А в целом, скетчи вполне успешно формируются прямо в моей голове, и там же возникает целиком весь дизайн и даже конечное исполнение будущего изделия. Я работаю по тем изображениям, которые «рисует» мой мозг. Скажу больше — я в состоянии мысленно разработать даже мельчайшие детали украшения, и на выходе чаще всего получаю деталь именно в таком виде, в каком и было задумано. Возможно, я бы рисовал больше, если бы лучше владел карандашной техникой. Но тем не менее применяемый мной процесс вполне эффективен и для меня работает просто отлично.

Doug Bucci (Даг Буччи) с удовольствием пользуется современными технологиями.

Для меня скетчинг — это элемент «игры по-серьезному». Эскиз позволяет мне исследовать новые возможности — от «аналоговой» до цифровой среды. Двадцать лет назад я бы определил скетч как «рисование карандашом на бумаге», в то время как сегодня это для меня создание трехмерного изображения при помощи компьютерных программ.

Kathleen Nowak Tucci (Кэтлин Новак Туччи) делает очень простые наброски в своем планшете.

Для создания эскиза я использую программу Paper53. Мои скетчи вполне укладываются в определение «каракули», и я их рисую на быструю руку, чаще всего используя палец вместо стилуса. Все что мне нужно — это зафиксировать идею, чтобы потом к ней вернуться. Кроме этих быстрых набросков, я не делаю никаких дополнительных эскизов. Скетчи мне нужны для того, чтобы, когда на меня найдет вдохновение, я не забыла, в чем заключалась идея. Поэтому я не вдаюсь в подробности, разве что иногда добавляю маленькое текстовое пояснение к скетчу.

И, наконец, Robin Kranitzky & Kim Overstreet (Робин Краницки и Ким Аверстрит) не могут обойтись без точных эскизов по объективной причине.

Когда мы приступаем к работе над очередной брошью, нам крайне важно сначала подготовить эскиз, поскольку мы работаем в паре и каждый должен четко понимать, что думает другой, чтобы двигаться в одном направлении. 

Сначала мы садимся вместе и разрабатываем идею с учетом материала, который планируем использовать. Когда идея начинает формироваться (и нам обоим она нравится), один из нас рисует скетч, стараясь отобразить идеальное воплощение идеи, и снабжает картинку пояснениями по поводу идеи, материалов и так далее. Конечное изделие иногда напоминает свой набросок, но часто при реализации задумки мы уходим довольно далеко от первоначального образа. 

При создании нашего последнего украшения мы решили попробовать новую технику. Мы сосканировали эскиз, а затем при помощи фотошопа увеличили изображение до реального размера и нужных нам пропорций с тем, чтобы руководствоваться этим изображением как инструкцией. Мы распечатали несколько копий, чтобы каждый мог работать с одним и тем же скетчем. Мы также распечатали дополнительные копии, чтобы ориентироваться на них при работе с материалом. Применение компьютерной техники стало для нас огромным шагом, поскольку это очень удобно и получается гораздо быстрее вдвоем работать со скетчем, когда он отформатирован до реальных размеров будущей готовой работы. 

Мы благодарим Тину Хмельницкую за предоставленные тексты и иллюстрации.

Блог «Неювелирная ювелирка» (Contemporary jewellery Russian-English blog)Все статьи в рубрике «Современное искусство и дизайн» | Все статьи в рубрике «Личный опыт»

Украшения от дизайнерских марок и ювелиров на Ringmart

Оставьте пожалуйста ваш комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.